04 января 2017


Украинские СМИ весь год рассказывали, откуда взялись так называемые ДНР-ЛНР В 2016 году украинское общество подводило итоги двухлетней жизни «по-новому» — с войной на востоке, инфляцией, коррупцией власти, стагнацией экономики.  Общество хотело разобраться в истоках происходящего. Журналисты начали исследовать процессы двухлетней давности, приведшие к захвату Крыма и Донбасса и началу войны в 2014 году. О феномене так называемой «русской весны» и приходе на Донбасс войск Владимира Путина СМИ рассказывали политики, бизнесмены, журналисты, активисты, обычные жители захваченных сепаратистами и российскими военными городов. Мы предлагаем читателям обзор знаковых статей, посвященных этой теме.  Хвастались чемоданами денег от Путина: кто и как начал войну на Донбассе Андрей Шаповалов Андрей Шаповалов — единственный из депутатов Луганского облсовета, кто в марте 2014-го проголосовал против решения регионалов признать украинскую власть нелегитимной. Шаповалов — журналист, сейчас возглавляет Луганскую областную телерадиокомпанию. Он рассказал как депутатов заставляли «звать российские войска», как бездействовала милиция, как регионалы организовывали банды титушек. — Я уже точно знал, что по Лутугинскому району вербуют гопников в банды. У меня были знакомые, занимающиеся строительным бизнесом. Я у них что-то уточнял по стройке, для себя сделать нужно было. Знакомый прораб рассказал, что рабочие уже заняты: «Ребятам предложили по »сотке» в день, если просто пошариться, а 500 гривен — если с боевыми действиями!» Вот такой мне ценник озвучили. Это предложили людям, которые разнорабочими по 50 гривен в день получали! И они обрадовались «новым возможностям», тем более, пообещали им выдать чуть ли не по »волыне»!  А еще к тому времени, мне источник сообщил, Арсен Клинчаев (тогдашний депутат Луганского облсовета, провокатор, участвовал в драке в Верховной Раде, неоднократно задерживался милицией за хулиганство, водрузил российский флаг над зданием Луганской ОГА, позже смог покинуть Украину, — ред.) собрал в гостинице «Славянская» свою братву и похвастался, что привез из администрации президента России чемоданы с »лаве». Призвал к действиям: поднимайте актив, настраивайтесь, теперь будем рвать «бандерлогов»!  После пыток спина у меня была цвета флага ДНР Алексей Бида Интервью с гражданским активистом Алексеем Бидой, побывавшим в плену сепаратистов, проливало свет на протестное движение в Луганске. В городе в 2014 году было немало патриотов Украины, которые, рискуя здоровьем и жизнью, противостояли вторжению.  — 3 мая мне позвонили военные, рассказали, что готовится штурм военкомата... Мы приехали «стримить». Там были уже »простые мужики» с оружием — с калашами, пистолетами. Захват областного военкомата — это тоже было шоу, показуха для ТВ. Мужики с автоматами и в рыбацких штанах типа приехали на »копейках» биться с правосеками за волю Донбасса.  Меня узнали, упаковали в машину и отвезли в СБУ. В тот же день проскочило в сети видео, как меня заводили в СБУ. Какая-то бабка спрашивает: «О, кого там повели?» Охранник отвечает: «Правосека с автоматом поймали!» А на мне вязаная белая куртка, хайер длинный, борода — видон мой хипстерский помнишь же — вот это правосек! Меня сначала пиз*ли часа три, а потом стали расспрашивать: кто да что? Кроме рук, ног и прикладов попробовал на себе резиновую дубинку, казацкую плеть и цепь. Спина на утро была цвета флага ДНР (флаг боевиков так называемой ДНР — черно-сине-красный, — ред.). Часам к девяти вечера бить перестали. Поднялась волна в соцсетях и СМИ, что я в »избушке». Сепарам стало интересно, кто я такой. Начались допросы. Пришел мужик, позывной «Одессит», демонстративно расстелил полиэтилен на пол, достал армейский нож, срезал с меня одежду и стал расспрашивать, чем я могу выкупить свою жизнь? Потом «Малой», по повадкам бывший ппсник, стал играть в следователя. Был ли на Майдане в Киеве, сотрудничал ли с «Правым сектором» и ультрасами? В Киев я действительно дня на три ездил. А о том, как договаривался с ультрасами об охране наших митингов, и как правосеки в нашем «штабе» собрания устраивали, решил не рассказывать, не нагнетать обстановку. Потом командир их пришел. Пару вопросов задал, и на его телефон позвонил «наш подполковник», офицер милиции, который занимался общественной безопасностью во время митингов. Он предупреждал нас, если была инфа о провокациях. Пользовался у сепаров авторитетом как »справедливый мент». Не боялся к ним в СБУ по форме приходить. Кроме меня «дядя Андрей» потом еще пару человек вытащил. Сейчас уже полковник, продолжает родину защищать. Тогда многие в переговоры включились: и Парубий (тогдашний секретарь СНБО Украины, сейчас глава Верховной Рады Андрей Парубий, — ред.), и представители ООН, но »дядя Андрей» основную роль сыграл. К одиннадцати вечера уже было принято решение нас отпустить, но, мотивируя комендантским часом, держали до обеда следующего дня... Алексей Бида выехал из Луганска, стал волонтером и собрал для армии около миллиона гривен. Как охотились на титушек ДНР — воспоминания донецкого партизана  Виталий Овчаренко Виталий Овчаренко — ультрас донецкого «Шахтера», гражданский активист, боец добровольческого батальона, волонтер и журналист. Виталий дал  развернутое интервью, рассказал в нем про истоки сепаратистского движения в Донецке, о борьбе во время протестных акций, о гибели первых украинских активистов, о своей службе в ВСУ, закончившийся выходом из Дебальцевского котла.  Весной 2014-го Виталий с товарищами дрался с заехавшими в Донецк титушками: — Это было маргинальное сборище российских и пророссийских гопников. Даже, я бы сказал, — самых низменных гопников. Физически некрасивые, плохо одетые, вечно бухие, каждое второе слово у них — мат. Грубо говоря, самый социальный низ. Они (россияне, — ред..) вахтами ездили. А мы им помогали домой выбираться. Вечером идем, группой, тип подходит: «Братишка! Зёма! Памаги да дома даехать!» — «Не проблема — пошли, братан, поможем!» И давали ему — только не денег, а по морде. А потом уже стали сами искать этих «братишек». На автовокзале их много ошивалось, в районе парка Щербакова: они же пропьют все, а потом: «Зёма, дай денег на проезд в Ростов!» По быстрому отбуцали — и разбежались. Вот тогда партизанская война в Донецке и началась — когда ультрас собирались и по вечерам делали такие маленькие зачистки города. Кроме ультрас, разбирались с сепарами и бывшие военные, и спортсмены, качки. Иногда были недоразумения: уже в процессе драки понимаешь, что завязались со своими. Как-то в районе Крытого рынка мы напали на группу. Столкнулись, мы стали побеждать, и вот одного уже жестко прибиваем, а смотрю, у него футболка открылась, там тризуб и надпись: «Я живу на своїй, Богом даній, землі!» Елки зеленые! Поднимаем его: «Дружище! Мы обознались!» — «Да и мы обознались, судя по всему!» Даже такое было. «Вечерние патрули» удавались. Был такой момент, когда сепары уже боялись выходить не в группе за периметр своего баррикадного городка. Все закончились в один день. По вечерам ходило несколько «десяток» — сепарские дозоры с флагом ДНР. И мы хотели напасть на одну такую «десятку», чтобы флаг ДНР отобрать. Напали, начали их избивать, и вот подъехала машина, оттуда вышел мужик — и просто стал по нам стрелять из пистолета Макарова.  Сепаратисты говорили, что у Ахметова была своя ДНР  Денис Казанский. Фото: Сегодня Денис Казанский, журналист и один из самых известных блогеров Украины, в интервью воссоздал картину первых месяцев «русской весны» — от начала первых волнений на Донбассе до разгара боевых действий в Славянске.  — Я думаю, Ахметов считал, что эту волну можно в любой момент погасить. Он просто не мешал, хотя, безусловно, имел возможности навести порядок. В Мариуполе была своя ДНР — гибридная. Губарев (один из первых главарей сепаратистов и боевиков ДНР Павел Губарев, — ред.) в своей книге, пишет, что там была полностью контролируемая Ахметовым ветвь ДНР — она существовала параллельно власти мэра Хотлубея.  И по сотрудничеству с криминалом: у Коли Левченко, человека Ахметова, всегда были свои боевики. В 2012 году я снял на выборах видео — в моем, 44-м округе (в Донецке, — ред). Левченко шел в нардепы по мажоритарке, мы обнаружили нарушения. Приехал снимать, а там казаки на участке. Вот эти — ряженые, с медальками, погонами. Они выскочили, начали меня выталкивать. Даже не милиция, а казаки, казалось бы — кто это вообще такие? Из этого я сделал вывод, что Левченко и казаков прикармливал, использовал их в качестве титушек. Все эти казаки, которые пошли потом воевать против Украины, существовали на деньги Партии регионов. Я убежден, что все эти организации прикормленные всегда были на подсосе у регионалов и действовали по их указу, когда получили отмашку. И второй момент, я точно знаю, и Неля Штепа (в то время — мэр Славянска, сейчас ее судят за сепаратизм, — ред.) об этом говорила — губернатор Шишацкий (Андрей Шишацкий, до начала марта 2014 года — глава Донецкой ОГА, — ред.) тогда созвал мэров городов Донецкой области и заставлял их собирать отряды ополчения. Знаю из одного источника, что мэры городов собирали афганцев, людей из общества охотников и предлагали создавать подобные отряды. Мэр Харцызска Валерий Дубовой вызвал к себе одного охотника, отца моего знакомого. Сказал: «Ты же охотник, у тебя нарезной карабин, нужно создать группу и патрулировать город!» К нам, мол, едут правосеки-бандеровцы. Тот не согласился, ответил: «Я не хочу!» Но это реально было. Власть готовила незаконные вооруженные формирования. А вот потом все пошло по неуправляемому сценарию, и начался беспредел. Однозначно, это произошло, когда в Славянск вошел Стрелков, что уже не входило в планы Ахметова и всех местных товарищей.

Поделиться:

0 коммент.:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.